Главная Обратная связь Структура сайта
Лугансквода

Любите ли вы коромысло?

Именно так! Если немедленно, прямо сегодня же, не начать масштабную реконструкцию и модернизацию систем водоснабжения, то пройдет немного времени, и о той системе, которая пока еще действует в области, будут вспоминать только в музеях — как о «вымершей».

…На здании Светличанского регионального производственного управления ОКП «Лугансквода» основательными такими, почти аршинными буквами значится: «Контора Донецкого водопровода».

— Убирать не будем, — говорит директор РПУ Владимир Бирюков. — Живая история!

Вообще-то отсюда начиналось централизованное водообеспечение области. Здесь, можно сказать, музей и есть. Первый Донецкий водопровод питьевой воды был введен в эксплуатацию в 1930-м. Начали его строить в 1928-м. Тогда же в голой степи родилось и само Светличное. Так что нынче тут «круглая дата». А настроение как, праздничное?

Если судить по внешним признакам — вполне. Улица Ильича, на которой восемь десятков лет стоит сама контора,— в идеальном порядке. Неужели уже субботник провели?

— Нет, — улыбается местный житель. — Это у наших водников еще с советских времен заведено — красота и порядок.

А перед зданием насосной станции питьевой воды второго подъема, что всего в паре сотен метров, рабочие как раз цветы сажают. Этакая околопромышленная идиллия.

— Мы еще и насосы меняем, — с удовольствием показывает главный инженер предприятия Александр Фомин.

А о насосах здешних разговор вообще особый. Экспонаты истинно музейные. Американского производства, установлены в 1944-м. Можно, конечно, восхититься добротностью импортной техники. Если б она просто стояла в музее. Но от ее работы наша с вами жизнь и безопасность зависят. С тем ведь, что водообеспечение — вопрос безопасности, спорить не станете?

— За последние 15 лет объем добываемой у нас воды сократился примерно в 2,5 раза, а оборудование осталось то же, что на прежний рассчитано было, — говорит Владимир Бирюков. — Соответственно, и энергозатраты совершенно нерациональные.

Это еще мягко сказано. Если вспомнить, что в себестоимости воды расходы на электроэнергию составляют 60 процентов, совсем грустно делается. Это ж сколько денег (наших, каждого потребителя в отдельности!) — впустую!

И трубы изношены, говорят спецы, на 80 процентов. А это — опять потери, за которые опять платить надо. Нам же...

— У нас тут их 1360 километров, — уточняет Владимир Бирюков. — Все почти менять надо. А за последние годы удалось поменять меньше десяти километров.

Что совсем неудивительно. Посчитаем? У Светличанского РПУ 3600 абонентов: бытовых потребителей и юридических лиц. В месяц им подают воды примерно на 45 тысяч гривен. Ну, стопроцентная оплата услуг — не из нашей действительности. Вот и получается, что управлению на поддержание своего хозяйства в работающем состоянии остается совсем немного. Зарплату и энергоносители оплачивает ОКП «Лугансквода». А заменить километр магистрального водопровода с диаметром трубы 700-800 миллиметров нынче стоит два миллиона гривен! И где их брать? С 45 тысяч в месяц — почти четыре года все до копеечки откладывать надо. А порывы-то каждый день! И не по одному…

— До того доходим иногда, — признаются мастера, — что просто переворачиваем прохудившуюся трубу, меняя верх с низом. Низ-то быстрее изнашивается.

Такой вот «ремонт». Очередной пример из серии — голь на выдумки хитра. А ведь эта самая «голь» — не одно только Светличное, а все водопроводно-канализационное хозяйство области. Кого ни спроси — на очистных ли сооружениях, водозаборных и перекачивающих станциях, в ремонтных бригадах — кругом говорят: испытываем острую потребность во всем, начиная от гвоздя и подшипника. Когда денег в принципе нет, и впрямь не очень важно, сколько именно нет: гривни или миллиона…

Еще говорят: мы знаем, что делать и как делать. И тут же рассказывают: надо снижать потери и менять оборудование на менее энергоемкое! Только на это деньги нужны. Государство от всего своего имущества сейчас торопливо избавляется. На него надежды нет. Выход для нас один — инвестор нужен.

Инвестор нашелся — российская группа компаний «Росводоканал», учредившая для работы с нашей «Луганскводой» одноименное общество с ограниченной ответственностью. И в плане его действий в числе первоочередных мероприятий как раз снижение потерь воды и замена оборудования на менее энергоемкое. Музейным экспонатам пусть музейщики радуются! А потребителю нужна качественная вода в любое время суток. Эту задачу инвестору и предложили решить в области за неполных пять лет. Свет в конце тоннеля, как говорится, забрезжил?

Да! Только кому-то это очень не понравилось. Стоило областному Совету подписать договор о передаче в концессию (ничего общего с приватизацией, передачей в частные руки! Концессия — особая форма аренды, которая предполагает ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ выполнение на объекте инвестиционной программы) ОКП «Лугансквода», оппоненты из областной организации БЮТа закричали: народ продали! Причем за большие деньги!

Между прочим, представители этого же блока в обл¬совете, глядя в глаза менеджерам российской компании, презентовавшим свой проект на заседании сессии, одобрительно кивали: хороший потенциал, грамотный план… Голосовали, правда, против. Взамен же не предложили НИЧЕГО! Между тем, опять же к слову, министр ЖКХ, работающий в правительстве, которым руководит лично лидер БЮТ, на недавнем совещании по проблемам водоснабжения вообще, говорят, сильно корил местных руководителей за то, что не привлекают в отрасль внешних инвесторов и не используют такой замечательный механизм, как концессия.

Налицо, словом, явный раздрай внутри конкретной политсилы и циничное отношение к своим же землякам. Нам же с вами сейчас как основной аргумент против концессии выдвигают то, что инвестор, желая заработать побыстрей и побольше, взвинтит тарифы. А этого допустить бютовцы ну никак не могут — они ж «за народ»! Так вот, во-первых, насчет заработать… «Росводоканал» в своем плане работы в нашем регионе отметил: прибыль ожидает не раньше 2013 года. А деньги вкладывать начинает на следующий же день после подписания договора. Уже хотя бы за это инвестора стоит уважать.

Во-вторых, народ, давайте честно: за воду, которую с машин 2-3 раза в неделю покупаете как «чистую и безопасную», вы же деньги платите? Так неужели не хотите, чтобы практически такая же бежала из вашего крана, круглые сутки, каждый день? И платить за это не станете? И еще — вы, правда, думаете, что если оставить все, как есть сейчас, это обойдется нам дешевле?

Так сколько ж можно поддаваться дешевым спекуляциям?! Выступая «за народ», оппоненты областной власти, на самом деле, нас с вами загоняют в тупик. Если не спасти сейчас централизованное водоснабжение и водоотведение, кто-то поодиночке, может, и обойдется колодцем да выгребной ямой. Как века назад наши деды обходились. Только тех, кому воды не достанется, а в Донбассе с ее источниками — проблемы, больше будет. И что тогда — новые холерные бунты?

Если не против — запасайтесь коромыслами и ведрами. Пригодятся!

Елена БУГАЕЦ

МНЕНИЯ ДЕПУТАТОВ ОБЛСОВЕТА:

Павел ЯРОШЕНКО, депутат облсовета, член фракции ПСПУ:

— Концессия сегодня – это если не единственный, то основной выход из сложившейся ситуации. Это мировая практика, причем многовековая. Судя по степени проработки вопроса конкурсной комиссией, детальности условий концессионного договора, есть серьезная надежда, что область будет с водой…

Александр АНДРИЯНОВ, депутат облсовета, фракция КПУ:

— На сессии наша фракция выступила против. Хотя на заре существования советской власти наша страна широко использовала метод концессии… Инвестор берет предприятие для того, чтобы получить прибыль. На наш взгляд, возможен рост тарифов. Мы же считаем, что ГОСУДАРСТВО ОБЯЗАНО обеспечить своих граждан хотя бы минимальными благами цивилизации.

Валентина ТКАЧЕНКО, председатель постоянной комиссии по вопросам агропромышленного комплекса, земельных отношений, социального развития села, член фракции ПР:

— Концессия – дело не новое. Преимущества этой формы управления признавал Владимир Ильич Ленин, считавший ее одним из путей вывода экономики из кризиса. Концессия не лишает государство или территориальную громаду права собственности – это главное. И если бюджет государства или той же области не в состоянии наладить прибыльное функционирование предприятия, то почему бы и не привлечь частные инвестиции?

Вадим ДАНИЕЛЯН, депутат облсовета, член фракции БЮТ:

— В целом к идее концессии наша фракция относится конструктивно. Однако у нас есть много вопросов как к форме проведения самого конкурса, так и к условиям договора. Конечно, передача в концессию предприятия, подобного «Луганскводе»,– для Украины это первый пример. Мы считаем, что он все равно не должен выйти «комом», поэтому ко всему надо подходить очень взвешенно.

Евгений КОМЧАДАЛОВ, председатель постоянной комиссии по вопросам экономического развития, бюджета и финансов, член фракции ПР:

— Альтернативы нет! А тарифы будут устанавливаться только по решению сессии облсовета. Мало того, еще будет создана специальная структура, которая станет следить за выполнением условий концессионного договора.

Леонид РИСУХИН, заместитель председателя постоянной комиссии по вопросам промышленной политики, предпринимательства, жилищно-коммунального хозяйства и экологии, член фракции ПР:

— Есть схема привлечения кредитов, но не настолько капитализирована сегодня «Лугансквода», чтобы мы могли себе позволить взять их… Есть схема дробления предприятия-монополиста на отдельные водоканалы по принципу «кто сильнейший, тот и выживет»… Но нам она тоже не подходит. Остается или оставить все, как есть, или – концессия.

Телефон для справок: +3 80642 58-58-26
Почтовый адрес Украина, г. Луганск, пл. Героев Великой Отечественной войны, 3
Электронный адрес luganskoblrada2014@gmail.com
© Луганский областной совет, 2002-2014

Документы публикуются на языке оригинала. При полном или частичном использовании материалов ссылка на http://oblrada.lg.ua обязательна